Ускоряющиеся, или как из человека превратиться в берсерка"... уже испытывала ощущение беспомощности при виде людей, которые с огромной скоростью несутся в преисподнюю…" Я в наркотиках человек невежественный. Всю жизнь шарахалась от них, как от чумы. Хотя, конечно, были поблизости компании, которые проповедовали это дело. Так, знаете, «по-элитарному»…

Примечание: Берсе́рк или берсе́ркер (др.-исл. berserkr) — в древнегерманском и древнескандинавском обществе воин, посвятивший себя богу Одину. Перед битвой берсерки приводили себя в ярость. В сражении отличались неистовостью, большой силой, быстрой реакцией, нечувствительностью к боли.

В том смысле, что, скажем, я не сразу узнавала, что они «употребляют». А узнав, не связывала с чувствами, которые эти люди во мне вызывали. А чувства были особые. Мне было страшновато в этих компаниях. И еще я чувствовала себя изгоем. Они были веселы, раскрепощены. Все считали себя и друг друга гениальными. Стеб был рефреном их общения. И они были неутомимы – из квартиры в квартиру, то в Коктебель, то в Сочи, то в Питер, то в Новосибирск. Я за ними не поспевала, злилась и комплексовала. И еще удивлялась.

Ну, два дня можно пропьянствовать в таком режиме. А потом просто сил не должно хватать. И была поражена, когда один из моих приятелей, совсем немолодой человек и, как он про себя говорил, «известный адвокат», сказал, что нюхает кокаин. «Зачем?!» – поразилась я. «Это гораздо лучше, чем алкоголь», – сказал он снисходительно и почему-то добавил: – «Весь Голливуд на кокаине». Я тогда посмеялась – при чем тут Голливуд, но осадок какой-то гадостный остался.

Как-то я помогала одному моему другу писать кандидатскую. Вернее – дописывать. Нет, не подумайте ничего такого – в биофизике я ноль, просто быстро умею набирать текст. А дело было срочное, и даже моей скорости не хватало. И вот, когда осталась одна ночь, и я уже пальцами в клавиатуру не попадала, мой добрый друг дал мне какой-то порошок, сказав, что он меня «взбодрит». Друг был врачом, ни в каких таких делах замечен не был, и я ему доверяла. В полной уверенности, что это лекарство, я съела «бодрящее» и... восемь часов, не вставая даже в туалет, набирала тексты. Я все успела. Восемь часов пролетели как два.

Ничего тогда не поняла. Помню, дико мерзла весь следующий день, никак не могла согреться. Только годы спустя узнала, что дружище дал мне фенамин.

Это я к чему? Я долго не могла понять, что мне напоминает вся эта тусовка, которая вылилась в «болотное стояние». Где-то, думала я, мне уже встречался вот этот бешеный напор и высокомерие, с которым многие эти политики и культурные деятели насаждают свои «идеи». Когда-то я уже слышала одобряемое святотатство, видела оголяющих грудь девушек, чувствовала погружение окружающих в безумие. С кем-то я уже испытывала ощущение беспомощности при виде людей, которые с огромной скоростью несутся в преисподнюю…

И, как это всегда бывает, одна маленькая деталь, добавившись в паззл, вдруг помогает если не увидеть всю картину целиком, то начать предугадывать ее контуры. Предвыборная новость о том, что французский президент сидит на амфетаминах, стала таким кусочком паззла в моем сознании.

Может, для кого-то это уже давно не секрет, но, повторяю, я человек невежественный в наркоте и, может быть, даже наивный. Нет, конечно, я знаю о том, что мир битком набит наркотиками и что прибыли – на уровне торговли оружием. И что в ООН, и что в Госдуме, и что полвека в США тщательно изучают тонкости воздействия наркотиков на человеческое поведение... Мне казалось, что это жажда наживы, а все остальное – последствия...

Просто у меня теперь есть хороший и зримый критерий. Я с полпинка могу понять, что случилось с моей соседкой, которая из пышки за месяц превратилась в скелет, а из скромной доброй девчушки в агрессивную и наглую тварь. Я вижу, что происходит с людьми, которые из глупости, из зависти, из желания «чтоб как в Голливуде», становятся берсерками. Я чую, где собака зарыта и в чем причины американской политики, которая так напоминает сектанство.

И почему все это – так напоминает АДЪ. Не знаю, сколько людей «ускоряются» таким же образом. Знаю только, что они убаюкивают себя, мол, живем один раз, так веселее – у каждого найдутся свои слова, чтобы заставить замолчать тот самый внутренний голос, который нас никогда не обманывает. Который говорит, что есть вещи и пострашнее смерти..

Анна Данковцева

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить