Комментарии

  • В любом случае Трамп под контролем России.

    Подробнее...

     
  • Жена все правильно сделала. И муж хорошо сказал

    Подробнее...

     
  • Алена, спасибо! Вы вогнали меня в краску. Хочется "скромно" сказать ...

    Подробнее...

     
  • Талант! Ура Уникальной Раисе, что вирши такие пишет!;-) ждем ...

    Подробнее...

Украина — «белая Африка»Внимание: Редакция ЕuroНarmonia не всегда разделяет мнение авторов, но, являясь независимым журналом, считает важным приводить на своих страницах различные точки зрения в целях стимулирования объективного взгляда на вещи людей разных национальностей.

В поисках совсем других материалов, я случайно наткнулась на эту статью многолетней давности. Не могла не поделиться. Информация к размышлению: Архив «2000»

Сомали, Эритрея, Мадагаскар, Голландская Ост-Индия и Французский Индокитай — судьба этих колоний была уготована нашей родине нацистами. Об этом свидетельствует доклад, рожденный в недрах Рейхсминистерства оккупированных восточных территорий, которым руководил Альфред Розенберг. Примечательно, что этот документ был подготовлен ровно через год после нападения Германии на СССР, но публикуется впервые.

Соображения о создании самоуправления в рейхскомиссариате «Украина»

Д-р Гуиллеауме, регирунгсрат Берлин, 22 июня 1942 г.
Государственной важности:
Процесс создания органов административного управления в рейхскомиссариате «Украина» уже прошел первую стадию своего становления и достиг такого уровня, который требует подумать о перспективах дальнейшего развития в этой области.Прежде чем заняться непосредственно проблемой самоуправления на Украине, было бы полезно обратиться к вопросу о том, как строят свои административно-организационные отношения европейские колониальные страны со своими колониями.

При этом мы обнаружим, что ведущие колониальные державы Европы Англия и Франция, которые у себя в метрополии взлелеивают парламентскую систему, во всех своих колониях используют авторитарный принцип. Своим ставленником во всех колониях они назначали губернатора. Если даже в колониях создавался парламентский режим (британские доминионы здесь не рассматриваются, так как они не могут считаться колониями потому, что в силу преобладания там английского населения, они находились в других отношениях с метрополией), то парламент в большинстве случаев был всего лишь совещательным органом. Даже в тех случаях, когда он наделялся законодательными функциями, они все же всегда были ограничены.

Однако с другой стороны, когда по политическим соображениям оказывалось нежелательным прямое вмешательство законодательных органов метрополии в деятельность правительств колоний, но правительству метрополии все же хотелось провести желаемое мероприятие, то на этот случай губернатор наделялся чрезвычайными полномочиями. Таким правом пользуются губернаторы в английских и голландских колониях. Голландский губернатор может объявить «под свою ответственность» изданный им проект законом не только в том случае, если народное представительство не выскажет своего к нему отношения в указанный срок, но даже и тогда, «если чрезвычайные обстоятельства требуют принятия немедленного решения».

В английских колониях потребность провести подобный принцип сначала появилась на Цейлоне, где губернатор, согласно конституции 1931 г., может взять на себя управление, находящееся в руках парламентских министров, не только в исключительных случаях. Он может без согласования с местными государственными властями объявлять свои проекты законами, если они представляются ему не терпящими отлагательств в интересах общества. Хотя для проведения всех местных законов требуется одобрение губернатора, конституция дает ему право не вводить закон в действие или требовать, чтоб за него проголосовали не менее двух третей государственного органа. То, что эти полномочия даны губернатору в интересах метрополии, проявляется в том, что министр колоний имеет право подобные распоряжения, о которых должны немедленно представляться донесения, изменять или отменять.

При детальном рассмотрении методов проведения имперских интересов монополии в колониях обнаруживаются две системы: во-первых, английская система, к которой примыкает голландская колониальная система и, во-вторых, французская система, которой также следуют Бельгия и Италия. Они различаются между собой в основном тем, что в англо-голландской системе основной упор делается на законодательные органы в колониях, в то время как при франко-итало-бельгийской системе законодательные функции почти исключительно остаются привилегией метрополии, а губернатор пользуется лишь правом отдавать распоряжения, связанные с выполнением директив, полученных из метрополии.Однако и при английской системе введение законодательных органов в колониях отнюдь не означает ослабления влияния монополии, так как губернатор, согласно специальному указу короля и министра колоний, обязан предварительно предоставлять все свои директивы и указы на утверждение в Лондон. Такая же обязанность возлагается и на голландского губернатора.

Следующей возможностью для проведения политики метрополии в колониях является бюджетное право. В английских колониях правом принимать бюджетные законы формально пользуются местные власти, однако составляемый губернатором проект бюджета должен представляться на утверждение министру колоний, прежде чем он вступит в силу. Выдача колониям займов тоже требует согласия министра. В бельгийских колониях и отдельных французских колониях бюджет последних составляет губернатор (допускается участие местных властей), но приобретает силу закона в бельгийских и итальянских колониях после его утверждения законодательным органом, а в некоторых колониях Франции — декретом президента Французской республики.

Во всех остальных французских колониях проект бюджета подготавливается только в колониях, однако свобода принимающих его госорганов ограничивалась наличием обязательных отчислений.В некоторых колониях (Мадагаскар, Индокитай) проект бюджета может быть аннулирован декретом. Займы бельгийским колониям могут быть предоставлены лишь на основании принятого закона, французским колониям — по декрету президента. В голландской Индии губернатор представляет бюджет колонии на утверждение народного представительства; разделы бюджета, по которым достигнуто согласие губернатора и народного представительства, определяются решением губернатора.

Это решение затем требует принятия голландским парламентом и лишь после этого приобретает силу закона. Этим же законом непосредственно определяются и те разделы бюджета, по которым не было достигнуто согласия между губернатором и местным управлением.Такой порядок принятия бюджета и уже упоминавшиеся определяемые правительством метрополии отношения губернатора к местным властям обеспечивает метрополии сильное влияние на местное законодательство и бюджетную политику в колониях. Еще более сильным является это влияние на местные власти в прямом смысле.

То, что губернатор в этом смысле находится в подчинении правительства метрополии и обязан выполнять распоряжения главы государства или правительства (министра колоний) не подлежит ни малейшему сомнению ни в одной из колоний. Голландские колониальные конституции подчеркивают, что губернатор обязан руководить администрацией колоний, основываясь на указаниях короля. Что касается назначения и освобождения губернаторов, то они повсеместно осуществляются решением правительства метрополии без всякого учета желания колоний.Что касается положения губернаторов в бывших колониях Германии, то оно в своих основных чертах соответствует изложенной выше типичной картине, имеющей место в других странах.

Губернаторы в Африке и в Южных морях обязаны предоставлять проекты своих распоряжений в имперское управление колониями. Подобно Бельгии и Италии в бывших германских колониях бюджет принимался рейхстагом и бундесратом для каждой колонии в отдельности. Даже бюджет составлялся в Берлине управлением колоний и имперским казначейством.Таким образом, видно, что административная деятельность, и в особенности контроль расходов, находятся под тщательным контролем метрополии, в Бельгии эту задачу выполняет Service du bugget et du controle, во французских колониях — Inspection des Colonies и во многих английских колониях — Director of Colonial Audit.

Проверка счетов и контроль исполнения бюджета в немецких колониях осуществляется каждый финансовый год согласно закону о контроле финансовой службой рейха. Если наверху принято решение, что представителем государственной власти в колонии является губернатор и что (если даже в колонии создан совещательный орган или парламент) он наделен лишь ограниченными правами, то эти административные органы все же заслуживают упоминания, потому что их можно рассматривать как одно из средств, с помощью которого белому или цветному населению внушается мысль, будто оно принимает участие в управлении. Однако следует делать различие между этими совещательными органами или парламентами и органами самоуправления цветного населения, о которых еще пойдет речь позднее.

Так, в основных английских колониях есть законодательные и исполнительные органы. Чиновники законодательных органов разделяются на официальные и неофициальные группы. При этом в африканских странах преобладают так называемые официальные органы, чиновники этих органов наряду с губернатором и его заместителем являются высшими административными чиновниками колонии. Служащие т. н. неофициальных органов не имеют права быть чиновниками, часть из них назначается губернатором, часть избирается. Большинство из них происходит из белого населения. Здесь представлены торговцы и владельцы рудников и других групп.

К примеру, в Кении в составе неофициальных органов представлено 11 европейцев, индус и араб, в то время как «африканские интересы» представлены еще двумя делегатами. Характерным для законодательных органов является преимущество официальных групп, которые, если даже они формально не обязаны давать отчет губернатору, за что отдают свои голоса, на практике при решении важнейших вопросов не голосуют против своего начальника.Большинство неофициальных чиновников представляет общественное мнение колоний: оно отражает интересы местных жителей.

Так, например, в Западной Африке в этих органах представлено как местное население, так и европейские торговые предприниматели, чьи интересы представлены в Legislative Council (законодательном совете). В Кении перемешались противоречивые интересы местных жителей, иммигрировавших индейцев и арабов и белых переселенцев, которых пытается удовлетворить губернатор. Система большинства чиновников в законодательных органах в англо-африканских колониях делает излишним наделять губернатора чрезвычайными полномочиями, как это, к примеру, имеет место на Цейлоне.

Второй совещательный орган при губернаторе в английских колониях, т. н. Executive Council, состоит в основном только из чиновников, а именно начальников важнейших отделов местных центральных управлений. В отдельных случаях губернатор назначает лиц, не состоящих в составе администрации. Губернатор обязан совещаться с исполнительным органом по всем важнейшим вопросам, однако рекомендации этого органа для губернатора не обязательны. Во французских колониях в Африке при губернаторе создается коллегия, в состав которой входят высшие административные чиновники, представители французских торговых кругов и ограниченное количество местной знати. Нечто подобное также имеет место в бельгийских колониях и в Итальянской Восточной Африке.Генеральный консилиум в Итальянской Восточной Африке, созданный при губернаторе, состоит из высших чиновников колонии.

Путем дополнительного привлечения некоторых чиновников, партийных деятелей, 6 итальянцев — предпринимателей и рабочих и 6 местных богачей генеральный консилиум был расширен и переименован в консулат для Итальянской Восточной Африки. Он собирался как минимум один раз в год и обсуждал вопросы экономики и административного управления, касающиеся местного населения. В бывших германских колониях в 1904 г. были созданы так называемые губернаторские советы, которые по своему составу следовали примеру английских законодательных органов.В английских или голландских колониях, в которых местное население в своем подавляющем большинстве пыталось создать свое правительство в колонии, Англия и Голландия пошли навстречу этим устремлениям и позволили создать там парламенты с участием местных парламентариев.

Как, например, на Цейлоне и в некоторых индийских провинциях. Однако эти права местного населения на участие в самоуправлении в достаточной мере уравновешиваются уже упоминавшимися чрезвычайными полномочиями губернатора.Кроме того, вышеупомянутое привлечение белого и цветного населения, а также жителей, представляющих различные группы по интересам, в состав совещательных и парламентских органов позволит нам обеспечить непосредственное участие местных жителей в административном управлении.

Кроме привлечения цветного населения в качестве вспомогательных сотрудников в канцеляриях европейских административных инстанций и использования цветных чиновников в полиции и таможенной службе, а также в низших инстанциях органов местной власти, все европейские колониальные державы стремились поддерживать административную организацию местного населения и поставить ее на службу себе. Особенно англичане сделали это основным принципом своей административной политики под названием «опосредованное управление».Это означает, что административное управление и охрана порядка должны осуществляться среди местного населения через признанные ими авторитеты и что европейские административные чиновники могут воздействовать на местное население только обходным путем, а именно только через соответствующие высшие инстанции.И французской колониальной администрации известен принцип «косвенного управления». Однако французы отчасти используют и прямое администрирование, и приобрели с ним плохой опыт, так как оно ведет к разрыву сельской и общинной организации цветных, и при наличии лишь небольшого количества белых чиновников теряется возможность воздействия на население.

Поэтому с 1934 г. пришлось вернуться к системе выбора цветных начальников служб и их вспомогательных органов через созданную организацию местных жителей, в частности «деревенскую конституцию». Этим же принципам сохранения собственной административной организации цветных следуют также Бельгия и Италия, равно как и бывшая германская колониальная администрация.Из истории создания колониальной административной системы следует, что все европейские колониальные державы всегда стремились к тому, чтобы поддерживать и сохранять влияние метрополии в колониях. Самоуправление в виде местной администрации, призванной воплощать права и обязанности, мы, однако, не находим в полном объеме ни в одной из колоний.

Далее в бывших германских колониях, где немецкие колониальные власти с особой тщательностью способствовали развитию самоуправления белого населения с опорой на существующие в метрополии учреждения, были лишь созданы общины и общинные группы с выборными органами управления, как, например, было в основном в Германской Юго-Западной Африке, которая считается германской переселенческой колонией.Государственная власть метрополии каждого из колониальных государств распространяется на его колонии. Находящийся в колониях административный и хозяйственный потенциал организован как государственный аппарат. Так Германия создавала в своих колониях административный аппарат для каждой колонии.

Экономическое представительство колонии в метрополии обеспечивал специальный орган: в Бельгии — находившееся в составе министерства колоний «агентство колоний», в Германии в управлении колониями имелось «учреждение заготовок для колоний», англичане обеспечивали экономические интересы своих колоний через т. н. Grown agents. Эти учреждения заключали соглашения о поставках в тех случаях, если экономическое использование колоний не поручалось европейским торговым обществам.Если даже система административного управления, созданная европейскими колониальными державами для своих колоний, не может рассматриваться как образец для создания порядка на Востоке, она все же представляет определенный интерес для решения проблемы самоуправления постольку, поскольку указывает нам пути, по которым другие державы пытались регулировать свои отношения с порабощенными народами.

Решающими в этой проблеме являются цели, которые ставит перед собой народ-господин, а также своеобразие страны и порабощенного народа.Однако прежде чем приступить к вопросу о самоуправлении, необходимо прежде всего уточнить, что следует понимать под этим термином. Самоуправление в Германии, которое первоначально должно было дать возможность гражданину самостоятельно решать дела, касающиеся непосредственно его в пределах общины, в настоящее время призвано освободить государственные органы власти от решения мелких задач и дать им возможность сосредоточиться на решении крупных проблем. Оно также позволяет создать местные органы, способные собственными силами и средствами решать задачи, которыми в иной обстановке пришлось бы заниматься государственным органам.Копия документа: ЦГАВОВУ Украины, коллекция микрофотодокументов № 8 (КМФ-8).

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить